НЕТ НИЧЕГО ОПАСНЕЕ, ЧЕМ ПРЕОДОЛЕНИЕ ПРОПАСТИ В ДВА ПРЫЖКА

28.08.2008

За годы своей независимости Украина, к сожалению, все еще не смогла преодолеть социально-экономический кризис, который проявляется и в системе высшего образования. Реформы в этой сфере начаты давно. Но, как показывает жизнь, они поверхностны и не скоординированы. Проблемы остаются прежними: снижение качества образования, недостаточное финансирование отрасли, отсталость материально-технической базы высшей школы, существование учебных заведений разных форм собственности... Ныне все больше и больше говорится о необходимости модернизации высшего образования по европейскому образцу, приведении его к единым стандартам, о Болонской конвенции. Сторонников изложенных в ней принципов много. Но есть разное видение подходов к их внедрению. Сегодня свою точку зрения высказывает председатель Счетной палаты Верховной Рады Крыма, кандидат наук государственного управления, преподаватель финансового контроля в высшей школе Владимир ПОЛИЩУК.

По его мнению, этот процесс надо рассматривать намного глубже, подходить к нему с разных сторон. Сначала взвесить «за» и «против» и только потом, впитывая все полезное, что можно позаимствовать у европейских коллег, и вместе с тем учитывая особенности и достижения своей страны, двигаться дальше.


— Украина имеет свой опыт, свои наработки, от которых нельзя отказываться, — убежден Владимир Владимирович. — Стать полноправным членом мирового образовательного сообщества — это вовсе не значит разрушить фундамент, на котором строилась наша система образования, лишиться опоры, надежно поддерживающей до сих пор, потерять то, чем гордились многие годы. Но, увы, за последние десять лет под видом вхождения в европейский интеграционный процесс все именно так и происходит. Мы принимаем жесткие, необдуманные решения, выкорчевываем старое, пытаемся в два прыжка преодолеть пропасть, которая отделяет нас от новых стандартов.


Столь поспешные, не­обдуманные шаги всегда опасны. Они уводят в сторону от решения насущных проблем, тех, которые всерьез волнуют общество. Система высшего образования вследствие бесконечных реформ, усиленной коммерциализации и отсутствия системы прогнозирования не обеспечивает государство специалистами, которые будут востребованы. Учебные программы оторваны от реальной жизни, от экономической ситуации в стране. Вплотную сталкиваюсь с молодыми людьми, которые с трудом разбираются в вопросах бюджетной политики, межбюджетных правоотношений, финансового контроля (студенты Крымского аграрного университета проходят практику в Счетной палате). Теория, которую они изучают, — далеко не то, что надо знать специалисту. Одной из важных составляющих учебного процесса является обязательное прохождение практики на производстве. В наши же дни зачастую это делается формально.


Если говорить о «вчера» и «сегодня», целый ряд фактов наводит на размышления. Стоило ли ломать высшую школу с хорошо продуманной образовательной системой, разрывать наработанные связи с производственной сферой, уничтожать устоявшиеся и апробированные стандарты? Многие помнят те времена, когда выпускники вузов по распределению ехали в разные города и села. Молодые специалисты получали работу, жилье, определенные льготы. Такой была политика государства по отношению к молодым специалистам. Нынче мы наблюдаем другую картину: получившие высшее образование за бюджетные средства в гуманитарных, медицинских, аграрных учебных заведениях фактически не работают по специальности, и их большинство. Основная масса бывших студентов оказалась никому не нужной. При выборе жизненного пути они ориентируются на более легкую стезю — посредническую деятельность, торговлю.


Нестабильная экономика мало способствует развитию промышленности, процветанию науки. Складываются обстоятельства, которые ведут к утечке умов в другие страны. США, Европа заполучают наших математиков, кибернетиков, физиков, медиков… Это ли не катастрофа?


Считаю, не будет позитивных изменений в стране, если до конца не осознать: роль высшей школы в процессе осуществления курса на инновационное развитие является ключевой. Она может и должна стать государством в государстве. Формирование такой среды поможет решить ряд стратегических задач, стоящих перед Украиной. Сегодня во что бы то ни стало надо поддержать профессоров, преподавателей, учителей — методически, морально, материально, вернуть им прежний статус. Посмотрите, что происходит. Кандидаты, доктора наук в погоне за «часами» работают в двух, трех, четырех вузах одновременно: проводят занятия, читают лекции (зачастую те же, что и 10—20 лет назад). Где уж тут говорить о качестве образования! Филиалы высших учебных заведений плодятся, как бабочки. Установленные нормы и требования словно не для них. Нет необходимых площадей, оборудования, библиотечного фонда, общежития… Порой в двух аудиториях по 16 квадратных метров и происходит весь образовательный процесс. Обучение в этих горе-вузах как таковое сводится к одному — сбору денег.


Схема их открытия проста — регистрация в гор­исполкоме (в пакете документов не исключены фикция и подлог), поиск вуза-провайзера. Вся процедура завершается набором студентов. Как правило, стоимость обучения на 600—700 гривен дешевле, чем в каком-либо крымском высшем учебном заведении. Министерство образования и науки автономии узнает о существовании такого филиала только во время проверки, когда возникают проблемы и жалобы. Как же уберечь абитуриентов от неверного шага? Мне кажется, консультативную помощь при выборе вуза им должны оказывать тот же центр независимого оценивания, общеобразовательная школа. Пришло время, когда в первую очередь надо учитывать рейтинг высших учебных заведений и ориентироваться на него.


Убежден, обязательно нужны материальные стимулы тем, кто занимается наукой, преподавательской деятельностью. Нельзя также забывать, что научные труды и изыскания значимы только тогда, когда подчинены производству, использованы в жизни.


Уже сегодня можно увидеть все сложности перехода Украины на европейские схемы и образцы. Это касается и средней школы, где происходят параллельные реформы. Но опять-таки их надо проводить не в два прыжка. В Швейцарии, например, учет знаний учащихся ведется с первого класса, итоговые оценки заносятся в электронную базу. И как бы ты ни хотел что-то исправить, если тянешь только на колледж, никакое высшее образование тебе не светит. Окончил колледж — иди дальше. В нашей стране все иначе: взяться за учебу никогда не поздно. Стал отличником в старших классах — получай серебряную, золотую медаль. В той же Швейцарии учащиеся уже с 6—7-го класса ориентированы на будущую профессию. С ранних лет у детей выявляют способности, раскрывают таланты. У нас зачастую и после окончания школы молодежь теряется в догадках: куда пойти? Выбирают учебные заведения, где меньше конкурс, либо вовсе бредут наугад. И лишь малая часть выпускников стараются найти свое место в жизни, быть востребованными в дальнейшем.


Со всем этим, безусловно, надо бороться, но не рубить с плеча. Любые изменения требуют осторожности, взвешенности и продуманности. Из всех нововведений, в том числе и европейских, следует брать лишь то, что приемлемо для Украины, с учетом региональных, национальных интересов, нашего законодательства. Только постепенный переход на новые рельсы поможет быстрее добиться желаемых результатов.


Шаг к тестированию уже давно сделан во многих развитых странах, дабы максимально защитить абитуриента от каких-либо коррупционных действий, заниженных оценок. Но это вовсе не значит, что уже сегодня то же самое следует повторить и нам. Необходим определенный подготовительный период. Вначале к новым требованиям должны привыкнуть школьники, которые увидят тесты на четвертных, годовых контрольных работах. И уже потом, через какое-то время, можно внедрять внешнее независимое оценивание для абитуриентов. Хочу заметить, тестирование в этом году проведено некорректно. Возникло противостояние: независимый центр оценивания знаний, вузы и между ними абитуриенты. Так называемый конфликт интересов. Задача одних — дать объективную оценку, других — принять достойных студентов, а третьих — во что бы то ни стало поступить. И при этом никто не застрахован от ошибок.


Нельзя лишать вузы права определять, кто из выпускников более подготовлен, устранять их от решения столь важного вопроса. Хотя бы один вступительный экзамен по профильному предмету должен быть. Абитуриента надо видеть. И только после собеседования с ним делать окончательные выводы. Если все позиции держать под контролем, ни о какой коррупции и мысли не возникнет. Включил видеокамеру, и факты говорят сами за себя: вот абитуриент, вот его ответ, а вот оценка. Это своего рода защита как для преподавателя, так и для тех, кто поступает.


Не могу не возмутиться и тем, что вопросы, выходящие за рамки школьной программы, абитуриенты увидели на тестировании впервые. А ведь таковые должны были быть вывешенными за полгода, за год. О какой же тогда доступности и прозрачности может идти речь?


Сегодня мы подошли к рубежу, когда уже невозможно что-то откладывать и уклоняться от требований времени. Нужен серьезный пересмотр всей системы образования, особенно высшей школы. Именно она, прежде всего, призвана содействовать формированию инновационного пути развития отечественной промышленности, страны. Пришла пора, когда требуются динамичность, творческий подход и максимальная приближенность к реальным потребностям общества. Нашим ученым совместно с высококвалифицированными специалистами надлежит как можно скорее разработать научно обоснованную доктрину экономического развития государства, четко определить цели и задачи каждого вуза, просчитать, сколько и каких специалистов нужно готовить, продумать реформы на несколько лет вперед. Это и будет своего рода началом перехода на новый уровень, пересмотра устаревших принципов и позиций. Я — оптимист. Верю в будущее, верю в успех. Образование в Украине можно и нужно сделать рентабельным, высокоэффективным и конкурентоспособным.

"Крымские Известия"