Всё ли смешалось в доме Облонских?

16.07.2010

На дворе – июль. Самый пик лета. Все, кто имеют такую возможность, носом и ртом вдыхают целебный воздух моря, а телом впитывают солнечный свет, окрашивающий кожу в цвета шоколада. А после пляжа курортный народ собирается в залах: свой загар показать и приобщиться к культурным ценностям, о которых у многих весьма приблизительные представления.

Возможно, именно потому в эту пору на Крым накатывается волна некой «культсмеси» - гастрольные концерты и спектакли знаменитых и малоизвестных актеров, певцов, исполнителей скетчей и анекдотов, а также фестивалей и конкурсов всех видов искусств и литературы, быть участниками которых весьма приятно, поскольку можно покупаться в море, позагорать и удовлетворить свое честолюбие, выступив перед курортной публикой. Так было, так и продолжается… Правда, есть различия. В советское время лето завершал транслируемый телевидением на всю страну популярный Всесоюзный фестиваль искусств «Крымские зори», в котором участвовали все звезды эстрады. В Крыму тогда каждый год открывали новые таланты. Именно на эстрадных конкурсах в Ялте впервые ярко засверкали известные сейчас всем и каждому певцы Лев Лещенко, Тамара Гвердцители, Людмила Сенчина, Валентина Легкоступова… Перечень можно продолжить. А ныне каждое лето у нас проходит столько мероприятий регионального и международного уровня, что точно подсчитать, сколько именно, вряд ли удастся. И что? Большей частью это своего рода тусовки или вокруг какого-нибудь имени, или вокруг какого-нибудь жанра, не имеющие резонанса и хоть каких-то положительных последствий для культуры. Многие концерты звезд и «звездочек» вообще приурочивают к политическим акциям в рекламных целях. У меня, как и у многих, это вызывает вопрос: а зачем нам это? И: какое это имеет отношение к культуре? На этот и другие вопросы отвечает председатель постоянной комиссии Верховного Совета АРК по культуре, делам молодежи и спорту Ефим Фикс.
- Давайте исходить из того, что у каждого времени – своя музыка, свои песни и даже свои культурные ценности. В советское время они были одни, а после того, как свернули «железный занавес» и открыли границы, в те пустоты, которые не были заполнены, «хлынуло» то, от чего нас, в первую очередь молодежь, всячески ограждали. А поскольку запретный плод, по пословице, всегда сладок, то, понятно, что массовая культура очень быстро потеснила нашу, казалось бы, незыблемую эстраду. И потеснила основательно, настолько, что мы сегодня испытываем острую ностальгию о тех песнях, о том юморе, которые звучали тогда с эстрады, с экранов телевизоров и по радио. Ностальгировать в этой сфере сейчас модно. Даже поп-звезды исполняют популярные советские песни, хотя иной раз, слушая их, просто возмущаешься: «Уж лучше бы вы пели свое, типа: «Ты целуй меня везде – я ведь взрослая уже».
То, что сегодня поют, лучше не слушать. Очень часто тексты песен совершенно бессмысленны. Да и то сказать, молодежь-то воспринимает только музыку, под нее, не вникая в слова, «тусуется» и танцует. Мы в свое время ходили на танцы в парки и дома культуры, и наши девушки, танцуя, вполголоса повторяли слова звучащих песен, потому что они были красивы и выражали самые высокие чувства. Сегодня танцевальная музыка звучит в иных местах - в дискотеках и ночных клубах. И хотя их посещение обходится значительно дороже, чем платили мы за вход на танцплощадку, в этих заведениях многолюдно. Молодежь, она всегда – молодежь: для нее главное самоутвердиться, не быть такими, как «предки», но обязательно походить на самых крутых идолов. Любое поколение через это проходит, и наше дело – позаботиться о том, чтобы они не перебарщивали, чтобы сохранялся паритет ценностей истиной культуры и так называемой массовой. А это непросто, поскольку у государства на любые действия в этой сфере сегодня не хватает средств.
- «Боспорские агоны», «Великое русское слово», «Вместе»… Названными, наверняка, не исчерпывается перечень крымских фестивалей международной значимости и аккредитации. Но эти, насколько известно, пользуются поддержкой властей автономии, на их проведение выделяются средства из республиканской казны. Несомненно, что их с достаточной нагрузкой используют для решения тех или иных политических задач. Но этой стороны дела нам, может быть, не стоит и касаться. Интересно иное: что, по-вашему, они привносят в процесс обогащения и развития культуры Крыма, всех народов, живущих в нем?
- Надо, наверное, вернуться к началу нашего диалога. О гастрольном лете. Не нужно выезжать на курорты - достаточно посмотреть на афиши тут, в Симферополе. Чьи имена мы на них прочтем? Баскова, Киркорова, … Крым привлекает звезд, они приезжают к нам ежегодно. Эти мастера эстрады, популярные певцы, конечно, на гастролях у нас хорошо зарабатывают, но и так же хорошо работают на имидж нашего полуострова, делают его еще более привлекательным.
То же самое можно сказать о названных вами фестивалях. В четвертый раз нынешним летом проходил фестиваль «Великое русского слово». По традиции его открыли в день рождения великого поэта Александра Пушкина и в День русского языка, который именно 6 июня отмечается в Крыму. На него прибыли именитые гости из регионов Украины, из России, Беларуси. О его значимости свидетельствует тот факт, что с нынешнего года он проводится под председательством главы парламента АРК. Может быть, не всех устраивает организация фестиваля. Есть и обиженные, которых по каким-то причинам не пригласили на обсуждение актуальной темы «Русский язык в поликультурном мире» или, например, проблем расширения взаимоотношений Украины с Российской Федерацией. Как это случилось, объяснить не могу, но, полагаю, в следующий раз таких недоразумений будет меньше.
Международный фестиваль «Боспорские агоны» нынче проходил уже в двенадцатый раз. В свое время начинался он в Керчи, у подножия горы Митридат, и все его действа происходили на площадях и в залах города-героя, который был столицей античного Боспорского государства. В этот раз открывался фестиваль в античном театре Херсонеса-Таврического, а церемония вручения наград проводилось в Мраморной пещере. Тоже были недовольные из числа тех, кого не пригласили на нее из-за ограниченности выбранной площадки. Я был в составе жюри, смотрел конкурсные спектакли наших крымских театров и был очарован игрой актеров, сумевших передать дух времен, в которые происходили события, показанные на сцене. В фестивале участвовали также театральные труппы из Турции, Азербайджана, Молдовы. Таков диапазон, если можно так сказать, культурной эффективности «Боспорских агонов». А как важно и как сильно сказывается на возвышении имиджа Крыма то, что в состав главного жюри, возглавляемого народной артисткой Украины Ларисой Кадыровой, входили истинные корифеи театра и кино Кирилл Лавров, Василий Лановой, Анатолий Кузнецов, Александр Голобородько, Александр Петков и другие знаменитости, любимцы народа.
А жюри Международного фестиваля кино для детей и юношества, проходящего ежегодно в «Артеке» с советских времен, вообще необычно. Такого больше нет нигде – ни по количеству, ни по национальному составу, ни по возрасту. Это детское жюри, в которое входят все ребята, отдыхающие в дни работы фестиваля в этом международной центре. В этот раз в его составе было 3600 девочек и мальчиков. Призы – кораблики «Артек-2010» - победители увезли в Польшу, Россию, Казахстан. Больше всех наград собрал польский фильм «Волшебное дерево». После сказанного, наверное, нет нужды особо подчеркивать значимость этого фестиваля для интеграции культур, их развития – и так все понятно.
- Тем не менее, не знаю, как у вас, а у меня не проходит ощущение, что мы переживаем пору заката культуры, превращения ее в продукт потребления, точно такой, как пресловутые хот-дог или кока-кола. На сцене и на телевидении наблюдается полное засилье полуголых, безголосых певиц и юмористов, все шутки которых направлены на части тела, находящиеся ниже пояса. Известно, что недолгое их пребывание в роли «звезд» оплачивают бизнесмены и бизнес-леди, которым они приглянулись. При этом кураторы уверены, что они тем самым вносят вклад в культуру. Так что, оказывается, интегрироваться в масс-культуру можно без особого труда. Этим многие сегодня занимаются, не задумываясь, а как из этого болота можно будет потом выбраться, как вернуться к тому, что представляет из себя истинные ценности. И действительно, не создаем ли мы сегодня тем самым неразрешимую проблему?
- Проблема не одна – их множество, ведь культура – сложный конгломерат. И происходящее в ней не может не тревожить. Сегодня, будь ты гением в квадрате, ты так и останешься невостребованным, не одаришь человечество своими шедеврами, если у тебя нет заинтересованных спонсоров, которые готовы потратиться, чтобы «вывести тебя в люди». Такие меценаты, конечно, есть, но их очень мало. Многие же оказывают поддержку конкурсам и разного рода проектам в сфере искусства с обязательным условием – гарантировать первое место, главную роль, ведущую партию, головокружительный дебют их протеже – подругам, дочерям, сыновьям, внукам. В итоге по всем каналам телевидения с утра до вечера демонстрируют скучные, малохудожественные сериалы, которые удачно окрестили «мыльными операми». В них довольно фальшиво изображают шикарную жизнь или существование на самом дне преступного мира актрисочки и актерчики с не особо симпатичной внешностью, в которых подозреваешь именно этих протеже.
Еще хуже дела в бизнес-шоу. Современная аппаратура позволяет имитировать перед аудиторией «совершенно блестящие» выступления певиц и певцов. Это называется петь «под фанеру». Когда мне рассказали о технологии подготовки таких выступлений, я подумал, что и сам смог бы таким образом стать звездой. Явление это настолько сегодня распространенное, что, если певец не изображает пение, а действительно поет, то на афишах и на экранах специально указывают: «Живой звук».
Но, к счастью, есть островки, которые, как говорится, «держат» культуру. Один из таких – Крымский академический украинский музыкальный театр. В Крыму никогда самостоятельно не ставили балетные спектакли. Балетные дивертисменты мы на его сцене видели, но вот он взял и решился порадовать нас спектаклем – балетным от начала и до конца. А это, согласитесь, хороший пример, как оберегать и развивать настоящее искусство.
- Всегда в пору кризисов, экономических ли, финансовых ли, толпа требовала хлеба и зрелищ. Сейчас у нас, слава Богу, разгоряченные протестанты не громят магазины и офисы. Хотя, конечно же, жизнь многих людей трудна и даже беспросветна, и им нужен хлеб, желательно – с маслом. И, соответственно, есть у них нужда в том, что дает пищу уму и тепло душе. То есть существует потребность в истинной культуре, которую никакие зрелища не подменят. Что мы можем им предложить сейчас и что – в перспективе?
- Действительно, к нам периодически обращаются с такими просьбами, иной раз, можно сказать, весьма странными. Ну, например, просят: помогите провести фестиваль «Белая ворона». Спрашиваем: с какой целью, кто в нем будет участвовать? В ответ – ничего конкретного. Но не в этом дело. Сегодня у государства нет средств не только на проведение конкурсов, фестивалей, но и на содержание домов культуры, клубов, на поддержание художественной самодеятельности. На все надо изыскивать средства в фондах, у благотворителей, спонсоров. И, представьте себе, изыскивают. Был я на праздновании Дня рыбака в Керчи. Там накрыли столы для всех желающих попробовать продукцию местных рыбных предприятий. И все время, пока проходила дегустация, перед гостями выступали коллективы художественной самодеятельности с яркими запоминающимися номерами.
Возрождение художественной самодеятельности в селах, райцентрах, городах, которые ею славились, открытие новых талантов – это и есть перспектива, о которой вы спрашиваете. Мы планируем систематически устраивать гастроли по регионам Крыма лучших самодеятельных коллективов, проводить дни культуры районов и городов в столице республики. И именно по опыту прошлых лет, от которого глупо было бы отказываться.
- Известная, постоянно цитируемая фраза Льва Николаевича Толстого: « Все смешалось в доме Облонских» абсолютно точно характеризует положение дел в сфере культуры – в искусстве, в литературе, на эстраде, именуемой ныне шоу-бизнесом. Повсеместно, расталкивая всех, отпихивая таланты и славя себя, вперед выдвигаются посредственные лица, ремесленники, а то и вовсе – эпигоны, графоманы. Размахивая грамотами, дипломами всевозможных конкурсов и фестивалей, блестя значками и анодированными бляхами в виде медалей, они создают искусственную суматоху вокруг себя и, собственно, присваивают то, чего не заслуживают, - почести, материальные блага. Добиваться этого не так уж и трудно, по той причине, что присуждением премий, наград ведают, чаще всего, чиновники, в этой сфере мало сведущие, но зато желающие слыть меценатами, как будто то, что они раздают от имени государства, от имени республики, это их собственное добро. Один из старейшин литературного цеха Крыма Нузет Умеров не первый год, пользуясь любым удобным случаем, высказывает свое недоумение, почему у нас обсуждение творчества кандидатов на престижные премии проходит при закрытых дверях, без участия ведущих деятелей искусств, писателей? А, действительно, почему?
- Видимо, потому, что так сложилось на протяжении лет. Но, наверное, следует прислушаться к мнению известного, почитаемого поэта.
Также я согласен с тем, что в наше время заработки многих талантливых людей оставляют желать лучшего. Но это, в том числе, и потому, что культура у нас сейчас финансируется по так называемому остаточному принципу – то есть на нее идет то, что остается после перечисления средства на заработную плату и на оплату коммунальных услуг. Но у меня другое мнение по поводу поощрения творческих людей. Мне кажется, что надо, наоборот, чаще вручать им награды, дипломы, устраивать бенефисы и вернисажи – это будет их вдохновлять и подвигать на новые достижения, к новым вершинам творчества. И нам, в свою очередь, надо учиться замечать и отмечать каждый успех представителей культурной элиты Крыма, информировать о нем не только крымчан, но и широкую аудиторию за пределами республики. И это, уверен, тоже будет способствовать популяризации Крыма как региона, где хранят и развивают культурные традиции.
Ну, а роль чиновников в этой сфере вы, по-моему, несколько преувеличиваете. Он может, к примеру, настоять на том, чтобы кого-то сняли с работы, но дать деньги он не может, он ими не распоряжается, их у него нет. Но, безусловно, при решении каких-то вопросов, в том числе о присуждении премии, он может, конечно, воспользоваться своим положением. Но не думаю, чтобы до этого дошло…

«Крымские известия»