Владимир Константинов: «Петр Первый – мой политический кумир»

12.04.2010

 Новый крымский спикер уже запомнился своим «неформатным» подходом к жизни и должности. Отказался от охраны, сам садится за руль, увлекается экзотичным виндсерфингом. А главное – он просто «неприлично», и при этом вполне легально богат: до того как сесть в кресло главы парламента крымчанин Владимир Константинов был президентом одной из крупнейших строительных компаний Украины. О реалиях властной изнанки, «аппетитах» крымских политиков, «дерибане» земель полуострова и многом другом новый глава Верховного Совета автономии поведал «Росбалту».

- Владимир Андреевич, вы со своими приоритетами на новой должности определились?

- Мы к осени должны сформировать общую концепцию развития Крыма. Мы очень зависим от того, как руководство страны будет смотреть на Крым – как на обычный регион либо как на зону приоритетного развития. Сейчас президент Янукович склоняется ко второй точке зрения. И он сам заявил, что ждет от нас инициатив для полуострова.

- И какие сферы станут приоритетными?

- Для Крыма первичен туризм. Причем тут есть как тактические проблемы – например, провести курортный сезон в этом году, так и стратегические. Самое главное – мы потеряли статус. И во времена Советского Союза, и во времена Российской империи Крым обладал имиджем элитного курорта. Здесь было престижно отдыхать, а сегодня стандарты упрощенного туризма убивают потенциал полуострова. Мы же видим, как активно Россия развивает тот же Сочи. Нам нужно подтягиваться, менять стандарт. Вот мы и хотим к 2020 году в корне поменять ситуацию.

- Скептики прогнозируют провальный курортный сезон…

- Мы сейчас делаем все, чтобы результаты были не хуже прошлогодних. Уже сегодня мы можем предъявить инвесторам тот факт, что политический коллапс в Украине окончился. Считайте, что мы посеяли семена, и пусть всходов пока нет, но инвестор уже успокоился, а, значит, процесс пошел.

- Но в прошлом году приехало на 15% меньше людей, чем в позапрошлом.

- Падать дальше эта планка не будет. Мы уже достигли дна и сейчас по нему ползем. Но чтобы было улучшение – нужны реформы. Нас сдерживает то, что сейчас нет ещё бюджета на этот год – мы получим главный финансовый документ страны только к маю. А крымский бюджет будет сверстан лишь к началу лета. Мы начнем сезон прямо «с колес».

- А что с крымской экономикой?

- Все в контексте общеукраинской ситуации. Сейчас экономика практически не дышит – мы пока лишь прекратили падение. Если не придать никакого импульса, то начнется второй этап разрушения. Единственный выход – это внешние вливания. Другого рецепта в принципе нет.

- А изъятие средств у населения через рост тарифов и налогов?

- Это процесс тупиковый, да и не даст он быстрого эффекта. Да, эти меры могут потребоваться, но их надо встраивать в контекст общего экономического развития. Вы у любого спросите – какую зарплату они получают? В основном порядка 200 долларов, к тому же исчезли надбавки, бонусы. Бюджеты семей продолжают таять. Надеяться на то, что у них есть какие-то запасы, которые могут подтолкнуть экономику – это миф.

- То есть непопулярных мер не будет?

- А в них нет никакого смысла. Будет больной худеть или толстеть – это на его здоровье не скажется. Ему лекарства нужны, а не диета. Будут вливания – возобновится денежный оборот, начнутся продажи – пусть и по нулевому циклу рентабельности. Судите сами – западные экономики стимулируют подобный процесс уже целый год – и при этом не спешат от этого «шприца» отказываться. Естественный механизм оздоровления страны не запустится без экономических лекарств.

- Крым самостоятельно кризис преодолеет?

- Крым – дотационный регион. Большую часть денег мы получаем из Киева. Если бы полуостров был на полном хозрасчете, то мы были бы сегодня полными банкротами. Полуостров не способен самостоятельно выживать.

- Чего же не достает Крыму?

- У нас нет целого ряда стратегических вещей. Во времена Союза каждый крымский город базировался на нескольких бюджетообразующих предприятиях. За время предвыборной компании я объездил все регионы автономии – так выяснилось, что у нас и предприятий то, по сути, не осталось! Есть всякая мелочевка, но не сохранились базовые производства, как в той же Донецкой области. Это серьезный минус для экономики Крыма.

- То есть Крым без промышленности обречен?

- Конечно! Все разговоры о ставках на малый бизнес уводят в сторону. Малый бизнес нужен, но без базовых отраслевых предприятий нам не справиться. Будь моя воля – я бы делал акцент на смешанной форме собственности – акционерные общества с участием госкапитала. Никакой инвестор не пойдет со своими деньгами туда, где нет государственного интереса. Такие локомотивы нужно создавать! А надеяться на то, что частник придет и сам будет все поднимать – это утопия. Этого не произошло за 19 лет, не будет и сейчас – в кризис.

- Вернемся к политике. Крым собирается инициировать отмену «поправки Зайца»?
(пункт, внесенный в 1998 году в крымскую Конституцию по предложению нардепа Ивана Зайца, по которой ни один документ автономии не может противоречить законам Украины)

- Да, потому что эта поправка очень мешает. Парадоксальная ситуация – я, как глава представительной власти Крыма, не могу повлиять ни на одну простейшую киевскую структуру в Крыму. Наша роль свелась к чистому согласованию. Если мы не утвердим абстрактного Иванова, то пришлют точно такого же абстрактного Петрова – но все равно это будет креатура Киева. Из-за этого катастрофически падает и управляемость, и авторитет крымской власти. Без отмены этой поправки крымская автономия не сможет развиваться.

- А почему Киев в прежние годы так болезненно реагировал на предложения её упразднить?

- Я не могу этого понять. Ведь прямой выгоды для Центра нет. Единственным критерием для государства должна быть эффективность работы местной власти. Мы же не претендуем на всю полноту власти!

- То есть в нынешнем формате крымская автономия вообще неэффективна?

- Пока что автономия полуострова стала лишь той почвой, в которой бесконечно плодятся новые политические проекты. Вся история автономии – это история самоуничтожения крымской политической элиты. Что мы создали за 19 лет? Чем мы можем похвастаться? Ничем.

- Больная тема – «дерибан» крымской земли. Кто за этим стоит?

- «Дерибанят» Крым «сверху», продавливая через автономию любые решения. Прежняя власть в этом упражнялась и решала любые вопросы здесь в Крыму. Как можно на местном уровне сопротивляться, если все силовики назначены не тобой, все решения ты не принимаешь, а согласовываешь? Вот и остается местному чиновнику разве что по телевидению «гавкать» – да и то, если ему терять нечего.

- То есть крымская власть вообще ни причем?

- Да нет – и на местном уровне землю растаскивают. Но масштаб при этом совершенно иной. Условно говоря, если нужно украсть две сотки земли – это сделают на месте. Если потребуется 20 гектар, то без Киева тут не обойтись. Мы сейчас с этими процессами будем бороться. Нам и Виктор Янукович дал соответствующие поручения.

- Сегодня ходят слухи, что строительная компания «Консоль», которой вы руководили, может получить крупные господряды…

- Ну, во-первых, я сегодня не являюсь членом правления фирмы «Консоль». А, во-вторых, надо признать, что та же «Консоль» сегодня второе место на Украине занимает по рейтинговым оценкам! Мы должны по результатам тендера определяться – и отдавать подряд тем, кто побеждает, а не тем, кто в конце списка окажется. Стоит учесть, что для любой компании работа с господрядами – это перспектива больших трудностей. Ведь расценки и условия государство ставит очень жесткие. У строителей государство покупает квартиры по $500 за квадратный метр – таких низких цен на рынке вообще не найти.

- Новая коалиция в крымском парламенте объединила все силы, кроме БЮТа и фракции крымских татар. Как работается с такой оппозицией?

- БЮТ ведет себя достаточно спокойно. Их немного и проблем они не создают. Вообще в регионах их фракции стараются жить мирно. С фракцией «Курултай-Рух» - несколько сложнее. Они почему-то не относятся к выборам так, как принято к ним относиться в демократическом обществе. Они же выступали за Юлию Тимошенко, а, значит, выборы проиграли, но при этом переходить в оппозицию не собираются. Вместо этого начинают требовать от нового президента ещё больших полномочий для себя.

- И что будет делать крымская власть?

- Мы же понимаем, что живем все вместе и рядом, поэтому стараемся и их выслушать. Хотим организовать встречу их представителей с Виктором Януковичем. В отношении их требований нужна внятная артикулированная позиция главы государства. Но язык ультиматумов с их стороны точно не пройдет.

- Что первое бросилось в глаза, когда вы пересели в спикерское кресло?

- Неэффективность государственной машины. Я и раньше это знал, но весь масштаб проблемы понял только теперь. Сама система выстроена на торможение любого развития страны. Я теперь понимаю, почему мы до сих пор такие бедные. Если происходит что-то хорошее, то это происходит вопреки системе, а не благодаря ей. А вот как ситуацию перестроить – это вопрос не одного дня.

- У вас есть политический кумир?

- Есть – это Петр Первый. Характерно, что западные историки ругают его за то, что он много усилий потратил на т.н. «внешние» статусные вещи – бороды, кофе, одежду. Но я знаю, что это особенность нашей психологии – все воспринимать «от обложки». И я убежден, что внешние перемены обязательно должны сопутствовать глубинным трансформациям. Как пример – если я не отремонтирую даже эту комнату (обводит рукой кабинет), то убедить кого-то, что я добьюсь перемен в Крыму, у меня не получится. Скажут – «да он даже кабинет свой в порядок привести не может».

- А будете ремонтировать?

- Естественно. Но за свои деньги.

Беседовал Павел Казарин