Владимир Константинов: «Я - человек президента»

02.04.2010

Бизнесмен Владимир Константинов, назначенный на должность спикера крымского парламента, до сих пор не может привыкнуть к своей новой роли: ежедневные интервью причиняют ему дискомфорт, а бесконечные беседы с депутатами кажутся пустой потерей времени, как и ритуальное перерезание ленточек. Но именно отсутствием политических амбиций и опыта он и устраивает капризный депутатский корпус.

«Для мужика важно умение подчиняться, только тогда ты будешь руководить»
- Владимир Андреевич, по-моему, вам, как бизнесмену, довольно сложно входить в роль спикера – для вас непривычно, почему в Верховном Совете не улыбаются, как у вас на фирме. А что еще удивляет на этом посту?
- Здесь много отличий от схем, принятых в бизнесе, причем кардинальных отличий. В бизнесе люди стараются уловить суть и делают все, чтобы достичь результата. Здесь же результат не так важен, а часто бывает и вовсе не важен: главное – соблюдение бюрократических процедур. Короче говоря, можно пять лет просидеть в кабинете, здороваться, пить кофе, ничего не делать, и этого никто не заметит. В бизнес-формате, так как он структурирован, легче жить и работать.
- Многим, наоборот, легче сидеть в спикерском кресле.
- Да, очень легко здесь сидеть, когда процедурные вещи важнее сущностных, вообще никаких проблем! Допустим, тебя куда-то приглашают перерезать ленточку – ты выступаешь, говоришь, что это твое достижение, хотя на самом деле об этом событии узнал за пять минут до того. Поэтому сложно поменять мышление, и я из-за этого очень нервничаю.
- Да и свободы меньше стало?
- Послушайте, для меня это вообще не проблема – много работать.
- Но график свой перестроили – в тренажерный зал успеваете?
- Можете не сомневаться, успеваю – в 9 вечера занимаюсь: для меня это такая же необходимость, как принять душ и почистить зубы.
- Так что еще удивило в парламенте?
- Консерватизм, заложенный в самом здании. Дух коммунизма, я бы сказал.
- Кстати, что-то поменяли в кабинете после Гриценко?
- Нет, ничего не хочу кардинально менять: сейчас кризис - люди не правильно поймут.
- А эти ваши первые эффектные действия - отказались от охраны, разблокировали лифт и сами водите машину – продуманно выстраиваете имидж?
- Вообще не продуманно, я так всю жизнь живу: охраны у меня никогда не было, даже в 90-е годы. Зря все считают, что это пиар.
- Но спикер за рулем – это как-то непривычно, а после истории с «Мерседесом» Гриценко так вообще на контрасте…
- Многие вещи нужно делать самому, чтобы не разучиться. Я ведь не вчера начал ездить сам – у меня никогда не было водителя. Что здесь плохого? Я за рулем расслабляюсь. Если поездка длительная, конечно, возьму водителя.
- Многие эксперты говорят, что вы здесь не надолго - уйдете в нардепы. Вы же в списке под номером 213.
- Что за глупости. На самом деле выбора у меня нет – это же не игрушки: прийти сюда, а потом передумать. Пройдем выборы – тогда будем общаться на эту тему с президентом. Чтобы вы понимали: я человек президента - это моя принципиальная политическая позиция.
- Вы не оригинальны, так каждый второй говорит.
- А я и не хочу быть оригинальным – в этом моя оригинальность. Многие, приходя, в политику, видят свою личную политическую карьеру, а я - бизнесмен, который лично связан с президентом. Мы с Януковичем выстроили отношения еще задолго до того, как он вообще собирался становиться президентом.
- А сколько лет вы знакомы?
- Больше 7 лет.
- Вы друзья? Или партнеры?
- Не хочу врать, мы не друзья. У нас очень хорошие, доверительные отношения. Поэтому я не позиционирую себя, как самостоятельный крымский политик. И не хочу, чтобы меня расценивали как человека, который претендует на создание группы влияния в политике. Мне нравится программа президента, и я вижу способы ее реализации.
- Ваши коллеги о вас говорят так: «Константинову ничего не надо - у него уже все есть». В 2006 году вам же предлагали должность премьера, но вы отказались. А почему согласились сейчас?
- Тогда на это меня толкали крымские партнеры, и это было не интересно. А сейчас предложил лидер – это совершенно другая постановка вопроса.
- Он вам сделал предложение, от которого вы не смогли отказаться?
- Вы, я так понимаю, к этому с юмором относитесь? А он серьезно: Янукович в каждом регионе ставит людей, на которых он может опереться. Что такое работать в команде? Это говорить «есть!», а не «я подумаю». Для мужика важно умение подчиняться, только тогда ты будешь руководить. Не могу сказать, что я в восторге от этого предложения или же, что всю жизнь о нем мечтал. Но понимаю, что это надо сделать.

«Перед тем, как сесть в кресло спикера, я выстраивал правила поведения с депутатами»
- Как вы считаете, вы устраиваете крымских депутатов тем, что вы не политик?
- Думаю, что устраиваю на данном этапе. Отсутствием политических амбиций.
- Но вам достался строптивый, противоречивый депутатский корпус. Взять хотя бы ваших замов Цекова и Бахарева – как они «собачились» друг с другом, а теперь снова вынуждены общаться.
- Во-первых, они уже не собачатся. А во-вторых, высокий уровень конфликтности – это суть крымского политикума. Иногда этот процесс набирает обороты, и отношения у людей доходят, мягко говоря, до неприязни. В бизнесе необходимо выстраивать жесткую вертикаль отношений – никто не может к тебе так просто попасть на прием, надо давать распоряжения и их должны выполнять. А здесь же не вертикальная схема. Поэтому перед тем, как сесть в кресло спикера, я выстраивал правила поведения с депутатами. К примеру, я обязан слушать любого депутата, как старший среди равных. Я это делаю. Если не буду общаться, то те процессы, о которых мы говорим, будут набирать обороты. Это отнимает 90% времени. Тем мне менее пытаюсь организовать работу по ключевым направлениям, которые для меня, как для бизнесмена, не очень свойственны.
 - Например?
- Например, вчера говорили с премьером о том, что Центр законодательных инициатив должен быть в Верховном Совете. Это сложно в организационном плане, но эффективность от его работы может превысить все ожидания. К примеру, вполне реально отменить поправку Зайца: президент - наш, большинство – тоже.
- Да, у вас карт-бланш, вы можете сделать все!
- Не все, но многое. Причем, надо это сделать в первый год, пока нет жесткой оппозиции. - То есть вы, как политик, хотите сделать для Крыма какие-то знаковые вещи?
- Конечно, хочу. Говорю же, что мучаюсь от того, что не ощущаю результат.
- К примеру, в языковом вопросе. Кстати, у вас есть собственная позиция по русскому языку?
- Конечно, иначе бы я не пришел в команду Партии регионов. И сегодня мы можем очень серьезно продвинуться в этом вопросе.
- Кстати, какие у вас отношения с Цековым?
- Ровные. Есть русская идея, он ее олицетворяет.
- Ну да, новый состав правительства и президиума так и назвали - «командой заклятых друзей».
- Да. А как вы себе представляете по-другому – мы же не будем бороться с русской идеей. Это невозможно.
- На фирме все говорят, что вы тиран - очень жесткий менеджер, которому по боку какие-то моральные аспекты.
- (смеется). Нет, наоборот, без морали нет бизнеса.
- Вы хотите сказать, что «Консоль» – это высокоморальная фирма?
- Мы не говорим о фирме - вы же обо мне спросили. Другое дело – правила ведения бизнеса, здесь жесткость – это необходимое условие. Честно говоря, мягких бизнесменов не встречал. Наш народ мягкости не понимает: только станете демократичным – сядут на голову.
 - Последняя сессия запомнилась некрасивым уходом Гриценко – его не просто слили, его запинали, как мертвого льва. Хотя может, это только мои эмоции. Вы с ним поддерживаете отношения после случившегося?
- Конечно, отношения есть. Не понимаю ваших эмоций. В политике то, о чем вы говорите, абсолютно нормальная вещь: сегодня ты победитель, завтра – проигравший, и так без конца. Вспомните Януковича – когда он проиграл, от него же отвернулись все, кто только мог. Чтобы пережить такое, надо иметь характер. Так и воспитывается лидер. Анатолия Павловича не первый раз снимают с должности спикера, так что ничего страшного.
- Да, но в этот раз как-то жестко все прошло.
- Наоборот, очень мягко. Его толерантно перевели на другую должность. А почему это произошло? Во-первых, он, как и я, не самостоятелен – нас обоих выбрали на эту должность. Вот если бы он был реальным лидером, тогда бы и снять его было сложнее.
- Говорят, поэтому его и отправили в Херсонскую область - чтобы он как раз-таки и не стал реальным лидером.
- Да нет, это выдумки.
- Что вы почувствовали, когда сели в спикерское кресло в сессионном зале?
- Если честно, все знают мои ощущения – они были на уровне стрессовых. Это все не мое.
- А как вы оцениваете спикерские качества Гриценко?
- Сложно сказать. До этого был Дейч: в моем представлении он - идеальный спикер. Самый большой минус Гриценко в том, что он не смог удержать депутатские группы от войны. Когда гавкаются на сессии или на заседании президиума – это нормально, для того такие институты, как парламент, и были созданы, но при этом не должна разрушаться вся система власти. Поэтому наша задача – удержать ситуацию, чтобы она не взорвалась до выборов.

«У нас с Джарты паритет в объемах работы»
- В начале марта, до того, как вас назначили, в СМИ прошла информация, что у фирмы «Консоль» большие долги. Все подумали, что ее слил Гриценко.
- Да, это были его штучки. Но мы ему это простили.
- Так это правда?
- Там может быть 7 миллионов на тот период было, а может 300 тысяч. Это не принципиально.
- То есть у фирмы «Консоль» все хорошо или как?
- У фирмы «Консоль» так, как у всей страны. Не больше, не меньше. Она ищет схемы выживания.
- Новый премьер Джарты – не является крымчанином, а крымский политикум, как известно, не любит не местных. Как вы считаете, могут ли они объединиться против чужака?
- Не верю в эту версию. Джарты знает, что это его минус на этой должности, и воспринимает, как дополнительный барьер, который надо преодолеть. Когда правительство Виктора Тарасовича подчинялось одному человеку, и фактически было парализовано, все ходили на доклад в Верховный Совет, это считалось нормальным. А ведь с точки зрения эффективности - это вообще не нормально.
- Хорошо, а как будет теперь, когда, как все пишут, центр тяжести переместился в Совмин?
- Вот у Джарты очень сложная ситуация: он взял на себя всю ответственность. Это не Плакида, который мог бы сказать: «Мне приказал Анатолий Павлович». И через какой-то период времени он должен за эту ответственность нее отчитаться. Мы получили масштабного менеджера и мощного лоббиста – на Украине таких в принципе немного. Методы работы правительства он выстроит жесткие.
- То есть ваша позиция вас устраивает?
- Да вы поймите, так определено Конституцией. У нас с Джарты паритет в объемах работы – ее очень много. Поэтому я не собираюсь вмешиваться в работу Совмина, мне бы со своими проблемами справиться. Во-первых, готовимся к апрельской сессии. Во-вторых, я еще не ознакомился с работой каждой комиссии. К тому же есть глобальные проекты – вопросы, связанные с русским языком, фестиваль Великое русское слово, 65-летие Победы.
- Со всеми политическими партиями отношения вы вроде выстроили, а с крымскими татарами?
- С ними все сложнее – они были в оппозиции, но теперь почему-то хотят все. Настаивают на проведении совещания у президента. Вчера мы как раз это с Джарты обсуждали. Но компромисс должен быть найден.
 - На сегодня амбиции недовольных политических сил вроде как удовлетворили, неимоверно раздув штат правительства. Но они же все равно будут чем-то недовольны, тем более перед выборами.
- На какой-то период не будут, а так действительно – сколько не дай, им мало.
- Многих удивила кандидатура Андрея Козенко – 29-летний вице-премьер…
- Была договоренность. Но в ближайшее время мы посмотрим, кто из них не соответствует занимаемой должности, так что нас ожидают очередные встряски. Главное - это результаты работы.
- Согласна. Но пока их нет.
 - Поэтому я и не хотел давать интервью. Дайте мне поработать, а то я каждый день вынужден рассказывать о том, что я хочу сделать, а не о том, что сделал…

Юлия ВЕРБИЦКАЯ