Анатолий Гриценко: «Каждому будет дана оценка по его вкладу в общее дело».
Интервью Председателя Верховной Рады АРК Анатолия Гриценко газете «Крымский телеграф»

19.12.2009

Наверняка в конце года все крымские СМИ, составляя уже привычный рейтинг влиятельности крымских политиков, поставят спикера Анатолия Гриценко на первое место. Хотя за этот год кресло под ним шаталось не раз и не два – чего только стоят «развод» с Русской общиной Крыма, «путч» в парламенте, наезды Москаля. Мы говорили именно об этом.

- Анатолий Павлович, поздравляю – вы снова удержались на своем посту, подавили «путч». А вы сами собой довольны за этот год?

- Ну, во-первых, вы употребляете слишком сильное слово «путч» в отношении примитивной скупки голосов, затеянной теми политиками – неудачниками, можно даже сказать лузерами, которым за весь период новейшей крымской истории еще ни разу не удавалось утолить свою жажду власти. Лидеры партии «Союз» три с половиной гола тихонько работали в руководстве республики, понимая, что получили свои должности отнюдь не пропорционально результатам выборов 2006 года. А потом и этих должностей им стало мало, и депутату Миримскому, как мне кажется, «чертовски» захотелось лично порулить автономией в качестве первого лица. Это его желание не совпало с настроением большинства депутатского корпуса. Вот и вся буря… в стакане воды! Я доволен той командой, которая сегодня составляет большинство в Верховной Раде Крыма. Нам за этот год, несмотря на разразившийся кризис, удалось решить много социально-экономических проблем.

- А были моменты, когда вы думали, как Юлия Владимировна – что «все пропало!».

- Нет, не было – до такой критической точки ситуация не доходила, потому что те политические силы, которые пытались дестабилизировать работу парламента, способны разве что на хулиганство. Эти политики достаточно долго находятся у власти, и я не помню ни одного созыва, в котором бы они не принимали участие в попытке поменять формат руководства парламента или правительства Крыма. Это люди, которые, на мой взгляд, не знают, зачем они приходят в парламент. Ведь если судить по их делам, то сложно сказать, кто из них за это время хотя бы посадил дерево, что-то решил для своих избирателей или побывал в своей родной школе и спросил, чем может ей помочь. Вот они и пытаются придраться к повестке дня, занимаются созданием шумовых эффектов. Так что у них нет будущего.

- Один из экс-спикеров крымского парламента сделал вам комплимент, сказав, что за эти три с половиной года вы сильно изменились как спикер. В лучшую сторону – научились договариваться.

- Да я и в первый раз был хорошим спикером. (смеется). За три с половиной года своей работы в парламенте я всегда стремился договариваться. В 2006 году при формировании парламентского большинства это удалось сделать. То же -- и при формировании правительства. Я выдержал все договоренности и в этом смысле ко мне не может быть никаких претензий. Меня порой упрекают в том, что я провожу сессии за час – полтора, а ведь это тоже результат очень серьезных договоренностей до пленарного заседания – на заседаниях постоянных комиссий, с участниками большинства, с руководителями фракций. Кстати, за три с половиной года я ни разу не был на заседаниях постоянный комиссий – это говорит о том, что я не оказываю никакого влияния на принятие решений.

- Сессия за час – это еще ладно, а вот за одну минуту

- Такие условия для работы создает оппозиция, а я их и использую. Я не мог их не использовать – прихожу в зал, а в президиуме сидит полный набор обанкротившихся политиков. Но вы мне скажите, сессия должна состояться? Должна! Вот она и состоялась в строгом соответствии с Регламентом.

- Вы наверняка с ними всеми общаетесь – я имею в виду так называемых «путчистов». Что они говорят после проигрыша?

- Публично утверждают, что спокойной жизни у меня не будет, а в приватных беседах я не обсуждаю с ними свое будущее или настоящее. А вообще я к этому отношусь философски, это нормальная парламентская практика.

- А к тому, что вас чуть не задавили в той утренней потасовке у стен парламента, вы тоже отнеслись философски?

- Это была организованная акция, которую поддержал господин Москаль.

- Нет, он ее просто не пресек.

- Нет, он ее поддержал – своим бездействием.

- Ну вот, у вас сразу лицо серьезное стало, а то вы все улыбались.

- Я был уверен, что у них ничего не получится. Это был акт отчаяния и безысходности. Поэтому мне очень жаль, что прокуратура до сих пор не поставила точку в этом деле – насколько мне известно, по данному факту было проведено расследование: в возбуждении уголовного дела отказано. Но мы будем разбираться дальше. Наказание кого-либо для нас не является самоцелью, но сам факт противодействия нормальной работе органов власти должен пресекаться.

- Давайте коснемся такой болезненной темы, как размолвка с Русской общиной Крыма: нардеп Украины и крымский куратор от Партии регионов Василий Джарты назвал эту организацию совместно с партией «Русский блок» гирями на ногах, мешающими движению вперед, но ведь три с половиной года все было нормально. Вам больно от того, что вы разошлись? Ведь это был хороший брак по расчету: вы неплохо смотрелись вместе и усиливали друг друга.

- На каком-то этапе совместной работы мне казалось, что господин Цеков извлек уроки из прошлого опыта, когда, будучи председателем ВС Крыма, за короткий период времени развалил парламентское большинство. А ведь до 1994 года у Крыма было гораздо больше полномочий, чем сегодня, и вы знаете, чем все закончилось. После этого Русская община Крыма канула в Лету. До 2006 года в парламенте было четыре депутата представлявшие эту организацию. Да, формирование Блока «За Януковича!» было браком по расчету: Партия регионов на 2006 год была мощной политической силой, не взирая на поражение на президентских выборах де-факто. В результате, наши партнеры получили двенадцать мандатов – у них появилась возможность участвовать в формировании органов исполнительной власти, формировании бюджета. Они получили финансовую поддержку для проведения своих мероприятий за счет бюджета автономии. По сути, это была хорошая возможность напомнить избирателям о себе, была возможность раскрутить бренд «Русской общины Крыма». Но этого им показалось мало…

- Да, но они утверждали, что многие решения приходилось просто продавливать.

- Есть митинговая политика, а есть реалии, с которыми нужно считаться с учетом тех полномочий, которые сегодня есть у Крыма. Вы имеете в виду решение по Абхазии и Южной Осетии? Я могу сказать: впервые Цеков ко мне пришел с проектом постановления, в котором было сказано, что ВР АРК признает независимость Абхазии и Южной Осетии. Скажите, это входит в нашу компетенцию? Мы что, субъект международного права? Конечно, нет. Если бы мы публично приняли это политическое решение, оно было бы сразу приостановлено указом президента Украины с последующим обжалованием в Конституционном Суде. Не надо быть юристом, чтобы понять - это решение было бы признано неконституционным. Мы же нашли приемлемую форму и политически поддержали действия России, а также право народов на самоопределение и осудили Грузию.

- Можно ли сказать, что вы эти три с половиной года гасили радикальные настроения Русской общины?

- Я пытался сделать так, чтобы решения, которые принимал парламент АРК, соответствовали украинскому законодательству.

- Я так думаю, вас нельзя назвать проукраинским спикером. Хотя и пророссийским – тоже.

- Это лукавые формулировки, придуманные лукавыми политиками. Я крымчанин и провожу прокрымскую политику. Я хочу, чтобы каждый житель Крыма чувствовал себя крымчанином и жил, не ощущая каких-либо ущемлений. Кстати, мы подписали соглашение о сотрудничестве с шестнадцатью регионами России – это как можно назвать? Русофобией? Или же взять принятые нами постановления, в которых мы обращаемся в украинский парламент с требованием о внесении изменений в законы Украины, касающиеся использования русского языка.

- Тогда почему после вашей размолвки с Русской общиной начали происходить странные события: разногласия в организации «Русский Крым», непонятная ситуация с Русской общиной в Советском районе – это ваша месть?

- Прошу, не демонизируйте мою роль в различный конфликтах. Они, к сожалению, с успехом развиваются и без моего участия. Что же касается перманентных кризисов в среде пророссийских организаций, то я к этому никакого отношения не имею. У лидеров этих организаций всегда были ревнивые и конкурентные отношения, связанные с желанием занять доминирующее положение в этом секторе общественно-политической жизни Крыма. Я убежден в одном – Сергей Цеков, стремящийся монополизировать свое влияние на пророссийскую общественность, не способен консолидировать общественные организации вокруг самой русской идеи. Он совершает одну большую ошибку, когда хочет всех русских загнать в Русскую общину.

- Сейчас они создали новый блок, в котором будут два лидера.

- Я прогнозировал эту ситуацию еще год назад и говорил Цекову, что в перспективе Русская община может перестать быть самостоятельной общественной организацией. И то, что в новом блоке сегодня уже два сопредседателя, говорит о многом. Я так полагаю, вскоре там будет один председатель, и Сергей Павлович как раз не просматривается на этой должности…

- Ваш прогноз – сколько они получат процентов на выборах в парламент Крыма?

- Если бы шли Русская община и «Русский блок», они бы смогли набрать порядка 1,5 %, а у нового блока – никаких перспектив.

- В политике возможны любые варианты – а вдруг регионалы и Русская община снова будут вместе?

- Нет, на выборах 2006 года Партия регионов в Крыму набрала 58,1% в Верховную Раду Украины, а в крымский парламент на тех же выборах Блок «За Януковича!» набрал лишь 32,2 % : избиратель в одном бюллетене голосовал за Партию регионов, а во втором бюллетене Партию регионов не находил. Поэтому сегодня все будет решаться на партийной конференции, и я думаю, что на выборы в местные советы и ВР АРК Партия регионов пойдет одна.

- Поговорим о ваших взаимоотношениях с Василием Джарты. Я понимаю, вы скажете, что все хорошо, однако СМИ говорят другое: что есть конфликт. В частности, он не присутствовал на недавнем важном для выборной компании заседании Ассоциации медиков Крыма.

- Жаль, что СМИ из рядовых событий пытаются раздуть скандал. Заметьте, ни я, ни Василий Георгиевич о конфликте никогда не говорили. Об этом говорят только СМИ. У нас нет и не может быть противоречий априори, как у членов одной команды. Я - руководитель автономии, а В. Джарты руководитель избирательной компании по выборам Президента Украины, и у нас нет поводов для конфликта.

- Лидер Партии регионов В. Янукович Крымом не доволен – эта информация тоже гуляла в СМИ.

- Мы не можем сказать, что у нас нет проблем – подобные процессы протекают везде. Но наш регион уж точно не самый худший в смысле работы на имидж партии и ее лидера. Безусловно, есть недовольство избирателей отдельными органами местного самоуправления, городскими головами, и лидер об этом прекрасно информирован. Поэтому на выборах в местные советы в 2010 году и при формировании списков и принятии решения, кого из городских голов поддерживать, а кого нет, партия будет учитывать, что конкретно сделано за четыре года, какая была активность, а самое главное – это отношение людей, а это уже будет видно при голосовании на президентских выборах. То есть каждому будет дана оценка по его вкладу в общее дело.

- Да, но Крым – базовый регион.

- Третий базовый – после Донецка и Луганска. Задача перед всеми штабами поставлена одинаковая - максимально организовать работу в период избирательной кампании. К Виктору Федоровичу поступает информация по регионам, и он может давать объективную оценку – он имеет на это полное право. А наша задача – обеспечить ему достаточно высокий результат.

- Я плавно перехожу к действиям Геннадия Москаля. Почему вы ему постоянно подставляетесь? Возьмем ту же поездку в Лондон.

- Оценки депутата Попова, распространившего эту информацию, пускай останутся на его совести. Он еще недостаточно опытен, чтобы давать столь безаппеляционные оценки правительству и его действиям на международном уровне. Я также не хочу уподобляться Москалю – первому в истории страны начальнику милиции на общественных началах. Пусть сначала приведет свой статус в соответствие с Конституцией Украины и законом Украины о милиции. Являясь злостным нарушителем закона по не требующему доказательств факту совмещения депутатства и милицейской должности, Москаль просто не имеет морального права обвинять других. Правда, в случае с Москалем говорить о морали бесполезно. Как и о принципе презумпции невиновности, на котором зиждется цивилизованное правосознание и с которым Москаль бьется не на жизнь, а на смерть, обещая без суда и следствия всех «закрыть», стращая разорвать и посадить. Кстати, почему же он так перепугался, когда я подал судебный иск по факту его клеветы? Срочно стал выискивать формальные зацепки, лишь бы не отвечать по закону. С Москалем нам прямиком путь в средневековье…

Юлия Вербицкая