Григорий Иоффе: Пока политиканы занимаются «чистоплюйством», незащищённые слои населения ждут средств из крымского бюджета

29.10.2009

Ряд кадровых назначений, произошедших в Верховной Раде и Совете министров АРК, активно комментируется и специалистами, и общественностью. А что об изменении служебного статуса думают те, кто занял кресла предшественников? Повлияет ли кадровая рокировка на работу высших представительного и исполнительного органов автономии? Об этом беседуем с первым заместителем Председателя Верховной Рады АРК Григорием ИОФФЕ.

— Григорий Адольфович, ваша новая должность в крымском парламенте, кроме всего прочего, означает, что отныне и стрелы оппонентов будут «жалить» больнее...

— Хотел бы напомнить всем, кто пытается нагнетать страсти вокруг кадрового вопроса, что во времена «холодной войны» существовала позабытая ныне лженаука — кремленология. Многочисленные кремленологи на Западе внимательно следили за перестановками в советском руководстве, после чего делали многозначительные заключения и далеко идущие выводы. Хотел бы сказать нашим новоявленным «кремленологам», что ротация в руководстве крымского парламента несет гораздо меньше политической нагрузки, чем они пытаются себе представить. Кроме того, следует отметить, что мой предшественник Сергей Цеков находился на посту первого вице-спикера в качестве члена фракции Блока «За Януковича!», а также являлся заместителем руководителя Крымской республиканской организации Партии регионов. Должность первого вице-спикера как была квотой нашей политической силы, так и осталась.

— Внутрипартийный конфликт, о котором так много говорили и писали крымские СМИ, негативно влиял в том числе и на работу крымской власти. Можно ли отныне назвать его исчерпанным?

— С принятием жестких решений руководством центральных органов партии относительно бывшего лидера крымских регионалов Василия Киселева конфликт действительно исчерпан.

— Не демонизируете ли вы фигуру Киселева? Может быть, истинная причина конфликта все-таки глубже?

— Ни о какой демонизации речь не идет. Часть регионалов на протяжении последних месяцев делала шаги по наведению порядка в крымской организации — проводила конференции, заседания, советы, на которых выражала недоверие В. Киселеву. Мы информировали о разногласиях центральные органы партии. Там надеялись, что ситуацию все-таки можно будет урегулировать. Но затем и к ним пришло понимание, что без радикальных мер не обойтись. Конфликт не связан с отдельной фигурой Киселева. К сожалению, Киселева в своих провокационных целях использовали определенные политические силы, а вокруг него сформировалась группа людей, ставшая своеобразным фоном для его амбициозных, вождистских притязаний.

— Свита играла короля?

— Да. В. Киселев пытался создать в организации жесткий режим личной власти, диктатуры, авторитаризм. Действовал вопреки не только регламенту, но и здравому смыслу, принципам партийного товарищества. Я сам оказался заложником его непомерных амбиций. Чтобы наказать за то, что я посмел иметь собственное мнение на различных заседаниях политсовета КРО ПР, не согласился с исключением из партии Виктора Плакиды, Киселев решил вывести меня из состава исполкома политсовета КРО. Сделал это, повторяю, с нарушением не только регламента, но и демократических норм партийной жизни. Никто со мной не разговаривал, не предъявлял никаких претензий. В архиве в ворохе различных бумаг был обнаружен документ с неким поручением мне организовать работу интернет-сайта КРО. Никто не поинтересовался, почему поручение не было выполнено, и в мое отсутствие меня вывели из состава исполкома. Комментируя этот момент по горячим следам, я привел Василию Алексеевичу пример из истории. Когда Сталин надумал уничтожить Николая Бухарина, он тем не менее вызвал его на пленум ЦК, где заслушали его объяснения и только после этого отправили в камеру. Авторитаризм же Киселева вышел за рамки приличия. Я, конечно, не ставлю себя на один уровень с Бухариным, но аналогии определенную логику имеют.

— Но теперь-то вас восстановили в составе исполкома?

— Нет. Это вопрос, относящийся к компетенции политсовета. Я приму любое его решение. Вскоре пройдет отчетно-выборная конференция КРО ПР, которая изберет новое руководство, политсовет, исполком. Уверен, на президентских выборах мы зарекомендуем себя слаженной, сплоченной, сильной командой.

— От нового человека обычно ждут позитивных перемен. В народе об этом говорят проще — новая метла по-новому метет. Есть ли какие-то планы, которые не удались предшественнику, но хотели бы осуществить вы?

— У нас есть четкие нормативно-правовые акты, связанные с полномочиями депутатов в той или иной должности. Должность первого заместителя Председателя Верховной Рады АРК имеет строго очерченные рамки, выходить за пределы которых я не собираюсь. Дай Бог справиться с тем, что находится в моей компетенции.

— Завершается очень трудный год, да и срок депутатской каденции, судя по всему, тоже истекает. Как вы оцениваете итоги? Какую оценку заслужили крымские политики?

— Год действительно был очень трудным, и если учесть условия, в которых мы работали, я бы оценил действия крымской власти со знаком «плюс». Это совершенно не значит, что не было недостатков, просчетов, а порой проколов. В новейшей политической истории Крыма я не знаю ни одной команды, которая не допускала бы ошибок. К сожалению, и человеческий фактор, и окружение, с которым мы работали (имею в виду власть в центре, которая была враждебно настроена по отношению к нашей команде в связи с тем, что она находится в противоположном политическом лагере), выступали определенным тормозом. Тем не менее мы не заморозили ни одной социальной программы, не допустили в бюджетной сфере роста задолженности по выплате заработной платы, а если она есть, то это прямая вина центральных органов власти, поскольку финансирование данных бюджетных структур осуществляется из Киева. Мы удержали межэтническую ситуацию в рамках закона и здравого смысла. Да и, в конце концов, повседневной, порой невидимой, кропотливой работой не допустили роста протестных настроений среди различных групп населения Крыма. Кстати, не только центр демонстрирует по отношению к нам явную антипатию. Такие же чувства проявляют и те, кто с нарушением крымской Конституции был назначен на различные посты в региональных органах центральной власти. В этих условиях крымскому руководству пришлось искать рычаги для пополнения бюджета, чтобы не допустить срыва социальных программ. Вся история, связанная с темой акцизного сбора, которую тут же взялись охаивать наши оппоненты, завершилась вполне ощутимым приростом бюджета. Счет идет на десятки миллионов гривен. В то время, пока так называемая оппозиция занимается откровенным «чистоплюйством», пациенты крымских больниц, пенсионеры, другие незащищенные слои населения ждут конкретных средств из крымского бюджета. И нам некогда заниматься бесплодными дискуссиями с политическими маргиналами, для которых чем хуже, тем лучше. Уверен, если бы в республиканском бюджете появился дефицит, мы тут же получили бы порцию упреков в бездействии и неспособности эффективно решать проблемы пополнения казны. С другой стороны, обвиняя нас в смехотворных псевдопрегрешениях, новоявленные оппозиционеры ничего не предлагают взамен.

— Известно, что ряд важных постов был предложен крымским бютовцам. Мнения экспертов разделились. Одни считают, что «прикормив» политических противников, вы решили ослабить их на период президентских выборов. Другие видят в этом сговор и оформляющиеся контуры большинства в составе будущего крымского парламента. Третьи — политическую конъюнктуру, поскольку соединяются противоположные идеологии. Кто прав?

— Когда в 2006 году в парламенте автономии формировалось большинство, мы как политическая партия, набравшая наибольшее количество голосов, предлагали войти в него всем фракциям. Некоторые не откликнулись — их право. В сформированное большинство вошли партии и блоки с различной идеологией: и коммунисты, и Рух-Курултай, и партия «Союз», и витренковцы. И так же, как сейчас, пакетным голосованием был избран Президиум Верховной Рады АРК. Тогда представителям партии «Союз» это не казалось преступлением вселенского масштаба, что понятно. Имея десять депутатов, эта «маленькая, но гордая партия» получила три места в Президиуме, должность первого заместителя главы правительства, министров и заместителей министров. Но вот однажды утром, как я себе это представляю, кто-то из лидеров «Союза» посмотрел в зеркало и задался вопросом, а почему бы мне не стать Председателем Верховной Рады или Совета министров? Каким получился ответ на этот вопрос, крымчане хорошо знают. Партия потеряла все свои должности. Дело даже не в них. Любая партия создается, чтобы прийти к власти. И «Союзу» улыбнулось политическое счастье, партия отнюдь не пропорционально получила властные рычаги. При этом лидеры «Союза» сегодня критикуют процесс распределения земли, думая, что все забыли, что именно два члена Президиума от этой партии занимались земельными вопросами — Олег Русецкий и Владимир Клычников. Они недовольны решением проблем в социальной сфере? Их коллега Светлана Савченко возглавляла соответствующую Постоянную комиссию. Они говорят о плохой работе правительства? Экс-первый вице-премьер Эдуард Гривковский — член партии «Союз». Чего не хватало этим людям? Сегодня они говорят, мол, им мешал глава парламента Анатолий Гриценко. И они это поняли спустя три с половиной года после начала работы каденции? Хоть раз кто-то из них резко выступил на заседании правительства, Президиума? Более того, выяснилось, что возглавляемая В. Клычниковым Постоянная комиссия ВР АРК по местному самоуправлению и административно-территориальным вопросам не собиралась на заседания, а решения подписывались каждым ее членом индивидуально, по методу «бегунка». Так что у меня объяснение только одно — приближаются выборы. Вот и произошел фальстарт.

Теперь об избрании в состав Президиума бютовцев. Считаю, такой ход наших оппонентов вполне оправдан. Они изменили тактику и вполне резонно решили, что накануне выборов можно заниматься не только политической риторикой, но и конкретными делами. Две важные структуры парламента — Постоянная комиссия по социальным вопросам, здравоохранению и делам ветеранов и Постоянная комиссия по культуре, делам молодежи и спорту дают возможность показать избирателям «товар лицом». И мы не препятствовали, поскольку тоже заинтересованы, чтобы в этих сферах были улучшения и результаты. Новые руководители комиссий известны крымчанам. Татьяна Зверева долгое время работала в органах власти, была успешным министром. Юрий Могаричев — серьезный крымский ученый, доктор исторических наук, профессор. Кстати, когда они находились в оппозиции, то ее можно было назвать конструктивной, в отличие от новоявленной. Она вносила дельные предложения, не занималась критиканством. Поэтому никаких далеко идущих политических выводов из этой ситуации делать не нужно. Мы остаемся идеологическими оппонентами, но наши взгляды совпадают, когда мы работаем на благо крымчан, чего, кстати, не скажешь о других наших противниках. К примеру, на последнем заседании парламента депутат Александр Свистунов обвинил нас в создании, на его взгляд, «неестественных союзов». При этом, как недавно заявил народный депутат Украины Мустафа Джемилев, именно идеологи переворота в крымском парламенте встречались с руководителями меджлиса и обещали им в случае поддержки золотые горы, вплоть до должности премьер-министра Крыма. Так есть ли предел политическому цинизму этих людей?

— Жизнь не перестает удивлять, Григорий Адольфович. В свое время вы были парламентским корреспондентом газеты «Южный курьер», и тогдашний спикер Сергей Цеков лишил вас аккредитации в Верховной Раде АРК. Прошли годы, и сегодня вы заняли кресло, только что освобожденное Сергеем Цековым…

— Да, жизненные дороги порой переплетаются причудливо. Сергей Павлович Цеков позвонил после избрания меня первым вице-спикером, тепло поздравил. Надеюсь, это было искренне…

«Крымские известия»